Меню:

Главная страница

Вирусы

Диеты по группе крови

Иммунитет и вакцины

Инфекционные болезни

Лечебное голодание

Лечебно-профилактические диеты при заболеваниях

Лечим нервную систему

Натуральные иммуномодуляторы

Острые пищевые отравления

Специфические заболевания



Аллергия и отторжение органов при пересадке

В строгом смысле у каждого человека есть аллергия по отношению к любому иному человеку.
Трансплантат — орган или ткань, — пересаживаемый от одного индивидуума другому, не приживается и отторгается, потому что организм реципиента воспринимает ткань донора как чужеродный белок и начинает производить антитела против него. Пересадку тканей лучше всего производить, если в качестве донора и реципиента выступают однояйцовые близнецы. Их полностью идентичный генный аппарат обеспечивает полную идентичность белков, поэтому они могут обмениваться не только тканями, но и целыми органами, такими, как, например, почки.
Первая успешная пересадка почки от одного однояйцового близнеца другому была произведена в декабре 1954 года в Бостоне. Реципиент скончался в 1962 году в возрасте 30 лет от недостаточности коронарных сосудов. Пересадки почек производились и позже, и сотни реципиентов жили после операции в течение нескольких месяцев, а иногда и лет даже в том случае, когда донорами служили лица, не имеющие сними родственных отношений. В декабре 1967 года южноафриканский хирург Кристиан Бернард произвел первую успешную трансплантацию сердца. Счастливым реципиентом стал Филипп Блайберг, отошедший от дел стоматолог, пересадка сердца продлила ему жизнь на несколько месяцев.
После этого события пересадка сердца стала на некоторое время повсеместным увлечением хирургов, но к концу 1969 года энтузиазм экспериментаторов поутих. Правда, были зафиксированы случаи, когда реципиенты жили с чужим сердцем довольно долго, но гораздо чаще вставала проблема отторжения чужеродных тканей. Эта проблема казалась непреодолимой, несмотря на все попытки взять под контроль нежелание организма смириться с появлением в нем любой ткани, помимо его собственной.
Австралийский иммунолог Фрэнк Макфарлан Бёрнет выдвинул предположение, что эмбриональные ткани могут быть восприняты чужим организмом как свои и что у животных, живущих в естественных условиях на свободе, реакции отторжения этих тканей не должны происходить. Британский биолог Питер Брайан Медавар, работая с мышиными эмбрионами, экспериментально подтвердил правильность предположения Бёрнета. В результате эти двое ученых в 1960 году получили Нобелевскую премию по медицине и физиологии.
В 1962 году австралийский иммунолог, выходец из Франции, Жак Франсис Алберт Пьер Миллер, работавший в Англии, пошел дальше в разрешении проблемы отторжения тканей; он показал, в чем кроется причина толерантности к эмбриональной ткани. Он установил, что вилочковая железа (тимус), с тканями которой до него никто не работал, ответственна за образование антител в организме. Если эту железу у мыши удалить при рождении, то такая мышь проживет не больше трех-четырех месяцев, она погибнет из-за полной неспособности защитить себя от воздействия внешней среды. Если же тимус у мыши удалить через три недели после ее рождения, когда прошло достаточно времени для развития клеток, продуцирующих антитела в организме, то такое удаление не принесет животному особого вреда. Эмбрионы, в которых тимус еще не успел выполнить свою защитную функцию, можно «научить» быть толерантными к чужой ткани. И может наступить время, когда путем воздействия на тимус мы сможем «воспитать» в организме восприимчивость к чужеродной ткани в любом возрасте.
Но разрешение проблемы отторжения тканей может стать поводом для возникновения новых проблем, на этот раз уже этических. Ведь, помимо всего прочего, прежде, чем пересадить человеку живой орган, этот орган нужно взять у другого человека. И тогда встает вопрос: когда предполагаемого донора можно считать достаточно мертвым, чтобы изъять у него орган? С одной стороны, у донора должно наступить состояние необратимой смерти, чтобы взятие у него жизненно важного органа не рассматривалось как умышленное убийство, с другой стороны, тело донора должно быть достаточно живым, чтобы орган сохранил жизнеспособность.
Во избежание проблем как иммунологического, так и этического плана можно создавать искусственные органы, которые выполняли бы те же функции или, по крайней мере, самые важные функции своего живого прототипа. Так, в 40-х годах XX века появилась искусственная почка, которую применяли для периодической очистки крови от продуктов метаболизма у больных с почечной недостаточностью. Такие больные один или два раза в неделю должны были приходить в больницу и подвергаться длительной процедуре очистки крови от токсических продуктов обмена. Искусственная почка — аппарат громоздкий, процедура дорогостоящая, поэтому далеко не каждому удавалось воспользоваться ею, да и в случае хронического заболевания она продляла жизнь ненадолго.

Аллергия и отторжение органов при пересадке

Антигистаминные препараты

Антитела для лечения инфекций

Антитела локализованы в гамма-глобулинах

Вакцина против бешенства

Интерферон обладает широкой противовирусной активностью

Как работает вакцина

Культивирование вирусов и получение вакцины против желтой лихорадки

Ложные антитела приводят к аллергии и даже анафилактическому шоку

Мутации вируса гриппа наиболее коварны, против гриппа иммунитет не вырабатывается

Ослабленный штамм стал вакциной против сибирской язвы

Пастер разрабатывает вакцину против куриной холеры на основе ослабленных микробов

Прививки оспы - победа вакцинации над болезнью

Природная устойчивость к болезням

Разработка вакцины от полиомиелита

Реакция Вассермана

Сложности получения антивирусных вакцин

Человеческие антитела высокоспецифичны

Эффективны ли антигистаминные препараты для лечения простуды















Популярная медицинская энциклопедия ©2009 med-000.ru